Это все о социальном капитале

Многочисленные факторы определяют, насколько хорошо иммигранты могут адаптироваться к жизни в новой стране. Согласно исследованиям, ключевыми факторами являются социальный капитал, то есть наличие друзей, которые могут помочь с жильем, занятостью и другими основными потребностями, и подход иммигранта к тому, чтобы стать частью их новой общины и культуры (то есть взгляды и стратегии). Команда исследователей НИУ ВШЭ изучила относительную важность социального капитала и стратегий для успешной адаптации иммигрантов из Центральной Азии и Южной Кореи, проживающих в Москве.

От друзей к стратегиям

Социокультурная адаптация измеряется тем, насколько комфортно иммигранты чувствуют себя в новом обществе, чувствительны ли они — и придерживаются ли они — местных норм и ценностей и даже понимают ли они местный юмор.

Как социальный капитал, так и отношение, по-видимому, необходимы для успешной адаптации. Наличие социального капитала означает знание людей, которые могут предоставить финансовую или натуральную поддержку, например, помочь иммигранту переехать в новый дом, починить компьютер или устроиться на работу, объяснить некоторые тонкости местной культуры и многое другое. Такими друзьями и знакомыми могут быть соотечественники иммигранта (объединение социального капитала) или члены принимающего сообщества (преодоление социального капитала).

Согласно теории Джона У. Берри, человек, переезжающий в новую страну, сталкивается с двумя основными решениями: во-первых, насколько глубоко они хотят быть вовлеченными в принимающее сообщество и сколько его норм и ценностей они хотят приобрести, и во-вторых, сколько их наследственной или наследственной идентичности, языка, ценностей и традиций они хотят сохранить. Эти решения лежат в основе выбора индивида из четырех различных стратегий.

  • Усвоение. Человек хочет полностью идентифицировать себя с новой культурой. Стремясь быть принятыми принимающим сообществом, они изучают язык и принимают новые ценности, постепенно отказываясь от своей культуры происхождения.
  • Разделение. Человек придерживается своей культуры происхождения, сводя взаимодействие с другой культурой к минимуму. Иммигранты, которые выбрали эту стратегию, как правило, живут в анклавах и сохраняют свой язык, культуру и обычаи.
  • Интеграция считается самой сложной, но и самой продуктивной из четырех стратегий. Человек прилагает усилия для изучения и принятия ценностей и практики принимающего сообщества, сохраняя при этом свою культуру происхождения. По мнению Татарко, это лучшая стратегия с точки зрения сохранения психического здоровья и неприкосновенности, поскольку, в отличие от ассимиляции, она не заставляет человека отказываться от своего культурного наследия и, в отличие от разделения, не препятствует эффективной адаптации.
  • Маргинализация. Человек отвергает свою культуру происхождения, потому что его ценности не работают в принимающем сообществе, но по какой-то причине не могут принять новые ценности, в результате чего они оказываются маргинализованными между культурами. «Это самая контр продуктивная стратегия адаптации, часто вызывающая психические проблемы у тех, кто ее выбирает», — комментирует Татарко.

В этом исследовании исследователи изучали, является ли социальный капитал или

стратегия более важными для адаптации; другими словами, что происходит в первую очередь: установление социальных связей в новой стране, а затем выбор стратегии или сначала выбор стратегии, а затем завести друзей и знакомых, которые соответствуют этой стратегии.

В дополнение к этому исследователи изучили, какой тип социального капитала — связывание или соединение — имеет тенденцию вносить больший вклад в социокультурную адаптацию мигрантов из Азии в российском обществе.

Выбор респондентов

Выборка исследования включала 122 мигранта из Центральной Азии (Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Кыргызстан и Казахстан) и 136 мигрантов из Южной Кореи.

Исследователи выбрали эти страны происхождения, потому что они схожи с точки зрения глобальных культурных измерений: все они являются коллективистскими дистанционными обществами с большой властью, что означает, что иерархия власти оказывает сильное влияние на социальные взаимодействия. Уважение к власти и беспрекословное соблюдение подчиненными являются универсальными нормами в этих культурах. В дополнение к этому, как Южная Корея, так и страны Центральной Азии являются преимущественно мужскими культурами, где индивидуальный комфорт и социальная поддержка воспринимаются как вторичные по отношению к богатству, профессиональному успеху и желанию доминировать.

Однако с точки зрения социального капитала эти группы различаются. Благодаря своему общему прошлому многие из бывших советских республик говорят по-русски и знакомы с русской культурой, что облегчает им накопление связующего социального капитала путем установления полезных связей с местными жителями. Напротив, относительно немного корейцев свободно владеют русским языком или разбираются в русской культуре и часто обращаются к другим корейцам за советом и помощью.

Социальный капитал на первом месте

Основываясь на ответах обеих групп опрошенных иммигрантов, на первом месте стоит социальный капитал, который определяет выбор стратегии аккультурации в зависимости от типа социальных связей, которые может установить новый иммигрант.

Иммигранты из Центральной Азии, как правило, получают выгоду как от связующего (т.е. контактов с русскими), так и от связывающего (т.е. контактов с соотечественниками) типов социального капитала. Действительно, наличие обоих типов социального капитала имеет важное значение, поскольку чрезмерное внимание к взаимодействию внутри сообщества происхождения может привести к разделению, а не к интеграции.

По сравнению с мигрантами из Центральной Азии, корейцы, как правило, меньше полагаются на социальный капитал для социокультурной адаптации в России в целом, но когда они это делают, это в основном связывает социальный капитал, то есть взаимодействие с другими корейскими иммигрантами. По словам исследователей, корейцы с большей вероятностью смогут эффективно адаптироваться к жизни в России, если они получат поддержку от своего сообщества, в частности, благодаря обмену знаниями о русской культуре, обычаях, ценностях и нормах. Это отличает корейских иммигрантов от их постсоветских сверстников, которые уже знакомы с русским языком и культурой и не нуждаются в большой помощи в адаптации к местным нормам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
19 − 17 =